Изначальный
Нечасто выпадает так, что Ночь Огня, самый почитаемый астами праздник, остающийся для остальных народов Ар’Даннара загадкой, совпал с Днём Тысячи Слов, когда врата прекрасного белокаменного Астарроса, единственного города астов, распахнуты для гостей, желающих привезти на продажу свои товары, искать мудрости в величайшей из библиотек мира или просить совета у короля-жреца, который, как говорят, теснее всех прочих смертных связан с Высшим Духом Огня.

Про Ночь Огня ходят странные слухи – будто бы весь город этих чудаков-огнепоклонников не то играет в прятки, не то ищет какие-то сокровища, будто обязательно в эту ночь рассказывают всякие истории, не то непременно правдивые, не то, напротив, такие, чтобы ни слова правды, будто у астов по мгновениям расписано, когда в эту ночь танцевать, а когда сидеть и рыдать, а ещё – будто под конец праздника начинает твориться великое непотребство, и всякий со всяким может возлечь. Впрочем, как водится, слухи наверняка если не врут, то привирают. Те, кто нынче пришёл на ярмарку, начавшуюся с полудня, или к королю Азирре за советом, смогут своими глазами увидеть, как на самом деле асты справляют ночь, с которой ведут счёт новому году. И, быть может, потом распустить истории ещё более удивительные, чем те, что слышали сами до сих пор.


Пришли же на сей раз в Астаррос и гордые арги, и скрытные арконийцы, и вайе, дети плодородных долин, и всем есть, о чём расспросить мудрейшего из королей. Вот, разве что, бледные сыны северных льдов не почтили Астаррос своим присутствием, но так то и не удивительно, ведь их острова – не ближний свет.

Покинувшие родные каменистые горные вершины арги встревожены тем, что горные потоки мелеют, а источники высыхают, и кажется, будто Высший Дух Воды, которого они чтят, перестал дарить их милостью. Жрецы же или молчат, или противоречат друг другу. Арконийцев теснят с насиженных мест наступающие болота – гниют на корню леса, оседают земли, и где жили люди, теперь лишь жабы, да мошкара, да недобрые мелкие духи. Соседи же их, княжества вайе, не спешат привечать у себя беглецов – и более нет мира и согласия между двумя народами. Вайе хватает и своих бед – в их землях ходит, собирая богатую жатву, незваная гостья — чума, какой давно не видели. Неладно в мире – не зря вдобавок ко всем этим бедам и у магов начала пропадать сила, и духи меняются, превращаясь в злобных алчных тварей, и Источники силы оскверняются и искажаются как будто бы сами собой.

Астаррос же стоит, прекрасный и незыблемый от века, между морем, горами и великими пустошами, и, кажется, не ведает горя и беспокойства, – так думают послы, идущие к королю Азирре за советом, утешением и предостережением. Так думают и асты, не обращая внимания на то, что в стенах их города расплескалась тревога – наследник престола, юный Руан, напрочь лишён магии, ведь рождён от союза с чужеземкой, пусть и одобренного Огнём, а иные мастера жалуются, что огонь их слишком бушует, и сложно стало его усмирять, чтобы, обжигая горшки, не спалить весь дом. Но то ведь сущие мелочи, и кто станет о них задумываться, когда впереди благословенная Ночь Огня – и когда двери открыты для гостей из иных земель, которых кто-то видеть рад, а кто-то предпочёл бы и на порог не пускать?

@темы: Арги, Арконийцы, Астаррос, Асты, Вайе, Свитки