21:40 

Kitana Hammer
На честном слове и на одном крыле | Коли ты князь, собирай полки, выйди на свет, подыми хоругви.


Так говорят про Астерро Дишшаэррата, изгнанника, лишённого огня.

Он был рождён в благословенном Астарросе, и не было предела радости и гордости его отца, ибо дитя его отметил драгоценным даром сам мир, но и печаль его была велика, ведь тяжкая доля суждена тем, кто видит дела минувшие и нынешние и слышит голоса и тех, кто уже умер, и тех, кто ещё не рождён.

В положенный срок юный Астерро вошёл в Круг Семи Печатей и закрыл лицо, как и пристало подобным ему. И не было бы видящего яснее, чем он, если бы королевский сын Азирра не пожалел того, кто в детстве был ему другом, и не вывел его в Ночь Огня на улицы, и не танцевал бы с ним, и не возникла бы между ними связь тоньше шёлковой нити и прочнее стального каната. И не было бы никого счастливее Астерро и Азирры, если бы не сошлись пути судеб так, что Эрассу, старшего брата Азирры, поразил недуг, из-за которого тот не смог больше быть наследником престола. Многих унесла злая болезнь, а те, кто выжили, остались бледными бессильными тенями, но Азирру она обошла, а кроме него не осталось у короля сыновей, кому можно было бы передать огонь. Обычай же говорит – не может быть душа Короля-Жреца привязана к мужчине, поскольку он должен произвести на свет наследника. Потому и разорвано было тхей рра между Азиррой и Астерро. Вернуться же в Круг Астерро не мог, ибо, выйдя оттуда, утратил один дар мира, но обрёл другой, и более не видел и не слышал, но зато огню, что разбушевался в нём, мало было равных.

Стены Астарроса стали Астерро тесны, и утратил мир для него радость, а душа его погрузилась в долгую беззвёздную ночь. Тягостно тянулись его дни, пока он не упросил отца своего позволить ему облачиться в цвета Хранителей Памяти и отпустить его бродить по миру, дабы собирать и сохранять драгоценные жемчуга чужих сказаний. Дороги вернули Астерро радость и, казалось, исцелили его сердце. Там, в чужих землях, видел он многие чудеса, но более всего влекли его разум северные острова, куда путь долог и опасен и куда не добраться иначе, как по морю. Ведомый нетерпением и страстью к познанию, Астерро нашёл капитана, что согласился отвезти его к обледенелым берегам, но корабль их разметал в щепы жестокий шторм, и не было у него никакой надежды спастись, когда его носило по волнам на обломке мачты.

И так было угодно миру, что Астерро вынесло туда, где пролегал путь «Алого Воина», корабля славы недоброй, и что вайе, прозывавшийся Риганнор и владевший им, увидав за бортом как будто бы и неживое тело, намертво вцепившееся в обломок мачты, сам спрыгнул в бурные волны и спас Астерро. Так он оказался должен Риганнору и обычаем привязан к своему спасителю, пока не избудет долг жизни и не спасёт его. Когда они вернулись в Астаррос на «Алом Воине», чтобы засвидетельствовать случившееся перед лицом короля, Азирра, уже принявший Огонь, хоть и увидел, что вайе – человек не из тех, кому можно всецело доверять, не смог ничего поделать, ибо обычай в таких делах суров.

Риганнор же был замешан во многих мерзостях, но величайшими из них были две – то, что был он магом крови, и то, что убивал он лианну во множестве, то ли на потеху чёрному своему сердцу, то ли ради наживы. Получив же во власть свою аста, он сумел помутить разум Астерро и подчинить его волю и стал использовать его, как умелая рука использует меч. Известно, что лианну питают к детям Огня доверие, и при помощи Астерро Риганор находил и выманивал их из лесов – и убивал, как было у него заведено. Астерро же наутро не помнил ничего и думал, что ему приснился злой кошмар, и не понимал, что творится вокруг.

Так и продолжалось не один год, и много других недобрых приключений выпадало на долю «Алого Воина», пока однажды Астерро, преодолев, наконец, чары, что связывали его память, не вспомнил всего, что сотворил по наущению Риганнора. Случилось это тогда, когда мореходы сошли на берег, собираясь пополнить бочонки с водой, поохотиться и отдохнуть у костров, и Астерро, сойдя с корабля к беззаботно пирующим лиходеям, в белой ярости заколол Риганнора, а затем напустил пламя костров на его людей и пожёг их всех до единого. Так нарушил он долг жизни, преступил запрет на убийство и использовал огонь во зло.

Бежать суда Астерро не стал, поскольку и сам устрашился своей ярости, и вернулся в Астаррос пред очи Азирры, где и поведал о том, что сотворил. Не было доселе аста, что нарушил бы все три великих обычая разом, и хоть то была великая несправедливость, но и правда была в приговоре не короля даже, но Высшего Духа Огня: отныне Астерро был лишён силы, и пламя больше не горело в нём. Азирра же, не отвратившийся от старого друга даже и теперь, пусть и не было больше между ними тхей рра, вымолил у Огня, чтобы Астерро дозволено было вернуть себе силу, если он сумет искупить перед миром всё зло, что совершил вольно или невольно. Тогда Астерро и нарекли Дишшаэррат, и хоть не изгоняли его из города, он ушёл сам, сказав, что будет семь лет служить миру, как сумеет, а на восьмой год вернётся, если на то будет воля судьбы.

С тех пор никто не видел его в Астарросе и не имел от него вестей, но говорят, что он вернулся к брошенному «Алому Воину», набрал команду и отплыл прочь, и слухи о его делах в иных землях ходят тёмные. Подтверждения им нет, но и опровержения не сыскалось, оттого записывать их здесь до срока не следует.

Такое слово было сказано про Астерро Дишшаэррата младшим хранителем памяти Элешшассой и записано старшим хранителем памяти Арранейри.

@темы: Свитки, Атмосферное, Асты

   

Асты: Ночь Огня

главная